ГЕОРГИЙ ФРАНГУЛЯН

 

 

Родился в 1945 году в Тбилиси. Живёт и работает в Москве.

 Есть два типа художников. Одни привлекают своим постоянством и приверженностью определенным темам, жанрам, стилистическим направлениям. Рядом с их работами чувствуешь себя знатоком искусства, ибо многое можешь объяснить и даже предсказать. Другие же всякий раз удивляют неожиданными поворотами своей творческой биографии. Они словно заставляют забыть об „учености"и на какое-то время стать почти неискушенным, полагающимся на интуицию зрителем. А затем и сотворцом, постепенно разгадывающим глубинный смысл созданных им образов.

Такое чувство открытия непознанного дарит каждая встреча с творчеством Георгия Франгуляна. Уже много лет знакомый, неизменно доброжелательный, легкий и доступный в общении человек, увлекательный и остроумный собеседник, надежный друг, Франгулян-художник остается для меня, тем не менее, таинственным незнакомцем.

Свой самостоятельный путь он начал, еще будучи студентом Строгановки. С 1967 года Георгий - постоянный участник выставок в стране и за рубежом, в 80-е годы - неоднократный призер международных конкурсов скульптуры. Его работы уже тогда отличались крепким профессионализмом - композиционной свободой, глубоким пониманием эстетики „вечных" скульптурных материалов, а также неоднозначной образностью, ассоциативностью. Все эти проблемы в то время как бы стояли „на повестке дня". Но в работах Франгуляна, да и вообще в том, как он строил свою профессиональную жизнь, было еще что-то совершенно особенное. Впоследствии его самобытность становилась все более явственной. Ее можно обозначить как соединение в натуре художника трезвого практицизма и проникновенной лирики, высокой культуры и развитой интуиции, открытого жизнелюбия и поистине эзотерической глубины.

Эти качества позволили мастеру реализовать себя в разных областях. Работая в монументальном жанре, Франгулян умеет безошибочно рассчитать свою долю участия в формировании городской среды. Тут он, как правило, осторожен и уважителен в отношении к сложившейся архитектурной ситуации.

памятник Святославу Рихтеру,
 Новодевичье кладбище, Москва

проект памятника Булату Окуджаве, Старый Арбат

Когда же художник создает станковую скульптуру, когда он остается, в мастерской один на один со своими темами и образами, он полностью раскрепощается и творит по законам, ведомым ему одному. Интерпретацию мира он подчиняет своей богатой фантазии, сообразуясь, однако, с высшими законами красоты, эстетической гармонии и классических традиций.

О чем бы ни говорил скульптор в своих произведениях - о таинствах любви или творчества, о тревогах за судьбу человеческой души или судьбы мира - его эмоции всегда искренни и ярки, а образный язык экспрессивен и самобытен. Как интересно рассматривать и ощущать прикосновением сложные, многомерные композиции с их то бликующими, то погруженными во тьму бронзовыми поверхностями, как любопытно следовать за движениями мысли и чувства автора. Но сколь бы прихотливо не решалась и не „зашифровывалась" форма в произведениях Франгуляна, в ней всегда есть следы и знаки реальности - и конкретных, относящихся к отдельным работам, источников, и общих, хранящихся в глубине памяти и настраивающих душу, мотивов.

Георгий родился в Тбилиси и первые десять лет своей жизни провел в его старом районе Сололики, плотно застроенном и богатом по своей архитектуре, где, как говорит сам художник, „получил большое количество образной информации". Может быть, именно ею обусловлена особая плотность композиционного пространства, содержательная и эмоциональная насыщенность художественного „текста" его произведений.

Как увлекательно открывать множество оттенков в образах мастера - от едва уловимой иронии до жесткого сарказма,от трепетной эфемерности до плотской материальности ощущений, от загадочной недосказанности до умозрительной прямолинейности. Художник работает сериями, разворачивая в пространстве и времени свои подчас странные миры, манящие своеобразным авторским видением и символикой.

Художник и его произведение, 1982

Их трудно пересказать, настолько специфичен и далек от литературности их пластический язык. В целом проблематику творчества Георгия Франгуляна можно определить как экологию природы, духа, истории, культуры и - профессии. Каждый образ - это истинно Скульптура со своими правилами внутреннего бытия, подчиняющимися воле Скульптора. Франгулян много рисует. Есть рисунки-черновики, сделанные на миниатюрных листках бумаги фломастером, карандашом, пером. Они разбросаны везде, отмечая чуть ли не каждый шаг художника по мастерской. Вот он сделал набросок прямо у станка во время лепки, вот что-то кому-то объяснял, очерчивая мысль; здесь, видимо, присел отдохнуть и сделал заметки на память, там сложил „заготовки" на будущее... Есть у Франгуляна и крупные сюжетные композиции, выполненные в технике литографии. Они покоряют артистизмом - свободой жеста, лаконизмом средств, деликатным обращением с плоскостью листа. Изображению на нем дышится вольно, на бумаге словно запечатлеваются только самые необходимые прикосновения руки мастера к литографскому камню. И оттого в графике много белизны. Но она не пассивна, а светоносна, передавая ощущение радостной легкости вдохновенного творческого процесса. Столь же профессионален художник и в своей обыденной жизни. Его мастерская открыта для всех. Однако реконструированный уютный особняк в центре Москвы с внутренним пространством и литейкой - место притяжения большого круга художников, архитекторов,искусствоведов, просто друзей и знакомых - не стал „проходным двором". Попадая туда, ты сразу же отгораживаешься от повседневной суеты, но в то же время не расслабляешься, а как бы внутренне подтягиваешься, мобилизуешься для духовной работы. Здесь нет ощущения богемности в брутальном понимании этого слова. Все пронизано ритмом спорого труда, состоянием деловитой собранности, серьезности и взаимоуважения обитателей - и самого маэстро, и его помощников. С Георгием всегда интересно, но в его студии невозможно задерживаться слишком долго - словно незримый хронометр отсчитывает отведенное для общения время.

Впрочем, почему же „незримый"? „Хронос" во всем своем изысканно- декоративном воплощении расположился в галерее при мастерской - восемь бронзовых с позолотой, посеребрением и вкраплениями полудрагоценных камней часов. Итак, новый, неожиданный этап в творчестве Франгуляна - ансамбль созданных совсем недавно произведений особого жанра, которому, может быть, подходит термин „пластический дизайн". Хотя так не хочется называть холодноватым словом „дизайн" эти рукотворные, теплые работы.

                 Фигура, 1990

Во всем, что делает художник - лепит ли он, рисует ли - проявляется бережное отношение к чувственной природе натуры. Но свободный, а иногда и своенравный в ее интерпретации, он не довольствуется „скудными пределами естества". Однако и не стремится полностью подчинить натуру своей воле. Живое волнение природы, одухотворенной и человечной, пронизывает все творчество Георгия Франгуляна. Его созидательная деятельность, сосредоточенная в напряженном пространстве между явью и вымыслом, между Божьим намерением и человеческим произволом, как бы убеждает в художественной неисчерпаемости мира. 

Ольга Костина