ВСЕВОЛОД ОСИПОВ

 

биография

Всеволод, поколение дизайнеров, к которому ты принадлежишь, формировалось в годы, когда эта профессия практически не существовала. И уж, во всяком случае, ей не обучали. Потому нам не обойтись без традиционной темы “мы все учились понемногу”.
— После школы я закончил Ереванское художественное училище имени Сарьяна (отделение резьбы по дереву). А потом пошёл работать. То, что через несколько лет я продолжил образование,— заслуга моей мамы. Я хотел зарабатывать, она же настаивала на продолжении учёбы. И я поступил с первого раза в Ереванский Художественно-Театральный институт. Повторю, именно мама “виновата” во всём дальнейшем, в моем нынешнем куске хлеба.

— Позволь в таком случае перейти сразу к профессии. Взглянув на живописное произведение, скульптуру, профессионал или, как сейчас принято говорить, “продвинутый любитель”, определит школу, страну, время создания и.т.д. Какова специфика этих понятий в дизайне?
— Чтобы ответить на твой вопрос, нужно сначала понять, что есть вообще дизайн. По-моему, дизайн — больше наука, чем искусство. Добавлю, древнейшая наука. Дизайн, в конечном счёте, существует для человека, а потому находится в сложнейшем переплетении с другими науками.
“Экономично, красиво, функционально” — девиз и манифест дизайна во все времена. На примере международных выставок, биеннале, симпозиумов, демонстрирующих достижения в различных областях дизайна видно, что его формы и функции становятся более интернациональными. Посмотри на старые и современные автомобили. Раньше они заметно отличались друг от друга по форме. Сейчас нормальной является обтекаемая форма. Добавь к этому взаимосвязь фирм, фабрик, мануфактур, общие дизайнерские бюро (cкажем,“BMW” и “Мицубиси”). В то же время, я бы выделил три крупные традиции в дизайне — европейскую, американскую и японскую. Высочайшими профессионалами дизайна считаются итальянцы.

— Перефразируя известную поговорку, — “Рыба ищет где глубже, а заказчик,— где дешевле”. Нет ли здесь опасности падения художественного уровня? Ведь всегда найдётся человек, который пойдёт от желаний заказчика. К тому же дизайнеров у нас множество, ведь профессия-то модная!
— Во-первых, мода на дизайн — чисто российская реальность. Мир давно относится к этому спокойнее. Во-вторых,— дизайнер, умеющий работать,— пока ещё редкость. Вокруг нас море украшательства. Дизайн становится органичным, когда возникает связь производства и социума. У нас этого ещё нет. Как результат — вывески, совершенно не сочетающиеся с архитектоникой старых зданий и улиц, или “Роллс- Ройс” рядом с баней “по-чёрному”…

— Какое значение имеет в дизайне “ручная работа”? Я имею в виду то, что дизайнер умеет сам по себе, без помощи компьютера и “прибамбасов”.
— Расскажу тебе один случай. Мне нужны были коллеги для работы. Приезжает девица. Нога на ногу, сигаретка… Прошу показать работы. В ответ слышу: “Я закончила шестимесячные курсы”. Ну ладно, думаю, может быть, это талантливый человек. Ведь, в принципе, мало не то что шести месяцев, а иногда и целой жизни. Наконец, она достаёт работы, — полнейшая беспомощность. И в то же время она мне говорит: “За этот заказ я получила три тысячи долларов”. Меня поражает наглость людей, закончивших курсы и называющих себя дизайнерами. Дизайнер — это годы учёбы, знание анатомии, мышц, эргономики, физики. Мы же проходили сопромат,— нужно знать, как сочетается аллюминий с деревом или стекло с бетоном. Даже если человек может нарисовать что-то на бумаге, этого недостаточно. Представь, что я сделал тебе эскиз дома, в котором туалет расположен не там, где надо, на балкон не выйдешь, потому что дверь маленькая. Я тебе “распишу”, что туалет сделан красиво, балкон тебе незачем,— им должны “восхищаться снаружи”. Будешь ты жить в таком доме? Вот потому я всегда разговариваю с заказчиком, отмечаю для себя, что это за человек— разговорчивый или молчаливый, любящий свет, открытое или, наоборот, замкнутое пространство.

— Насколько важно для тебя работать в разных жанрах, формах, пространствах?
— Действительность вынуждает откликаться на любые заказы. Другое дело, что я хотел бы быть узким специалистом, заниматься только авторучками, булавками для галстука… Или — одной посудой, это же невероятно интересно, жизни не хватит. Повторяю, в наших условиях это невозможно. Приходится в каждом заказе находить что-то интересное с точки зрения искусства.


Беседовал МИХАИЛ СЕГЕЛЬМАН.