НАДЕЖДА ШЕПЕЛЕВА
(на фото - с Игорем Чичаговым)

 

биография

Полноценная жизнь науки и искусства немыслима без населяющих их различных школ и течений. Их взаимоотношения простираются от сотрудничества и мирного сосуществования до резкого неприятия и антагонизма.

Из всех областей музыкального творчества певческое искусство, или вокал, пожалуй,— арена самых острых дискуссий. Человеческий голос — самый совершенный, и, в то же время,— самый хрупкий музыкальный инструмент. Он неповторим, и потому так трудно найти универсальные методы воспитания.

В судьбе русского и советского вокального искусства огромную роль сыграли “носители вокальной контркультуры”. Биографии великих певцов и певиц изобилуют воспоминаниями о милых пожилых людях, никогда не преподававших в консерваториях, но бережно хранивших и бескорыстно делившихся с учениками секретами искусства прекрасного пения — бельканто.

В жизни Надежды Семёновны Шепелевой таким человеком стала Мария Дмитриевна Виноградова-Шварсалон. Счастливый случай свёл в конце 1940-х годов молодую студентку Музыкального училища имени Гнесиных, приехавшую в Москву из Якутии, с обладательницей уникального жизненного и педагогического опыта. Виноградова-Шварсалон много лет жила и пела в Германии, Италии и во Франции. Она великолепно знала все три школы пения, но её опыт был в Москве совершенно не востребован. “Несмотря на свои восемьдесят с лишним лет, она звучала просто великолепно”,— вспоминает Надежда Шепелева.

Занятия продолжались в общей сложности около двух лет, с перерывом в полтора года: согласно тогдашним правилам, выпускник, направлявшийся в столичный вуз в рамках программы подготовки национальных кадров, отрабатывал определённый обязательный срок в своей республике.

“Мария Дмитриевна жила очень замкнуто и тайно. В сталинские времена люди, вернувшиеся или даже бывавшие за границей, были под подозрением. Её отличали необыкновенное благородство, интеллект и гуманность к людям”.

Прошли годы и десятилетия, насыщенные разносторонней деятельностью: работой в качестве солистки в Музыкально-драматическом театре в Якутске, административной (Надежда Шепелева работала Заместителем Министра культуры Якутской ССР) и педагогической деятельности (Музыкальном училище в Якутске).

Педагогическая деятельность, начавшаяся скорее по необходимости, постепенно стала для Надежды Семёновны глубокой внутренней потребностью. Следуя заветам учителя, она радостно и бескорыстно передаёт ученикам свои знания и опыт.

В ответ на вопрос об особенностях применяемой ею методики обучения вокалу, Надежда Семёновна сетует: “Их почти невозможно описать словами — слишком с тонкими ощущениями приходится работать. В начальной стадии я не делаю акцент на звуке как таковом. Пение — естественное продолжение воздушных колебаний, направляемых и распределяемых всем мышечным аппаратом певца. Совершенствование аппарата происходит посредством специальных дыхательно-двигательных упражнений”.

Среди наиболее талантливых воспитанниц Шепелевой — Марианна Никифорова, обладающая выдающимся по своим выразительным возможностям сопрано.

В 1998 году, во многом благодаря стараниям Надежды Семёновны Шепелевой, Марианна Никифорова пять месяцев стажировалась в Нью-Йорке в классе Игоря Чичагова, авторитетнейшего педагога по вокалу, музыкального руководителя программ Фонда Розы Понселль. Отмечу, что маэстро Чичагов выразил желание открыть в Москве филиал Фонда Розы Понселль, работу которого могла бы координировать Надежда Семёновна.

К сожалению, как это часто бывает, искусство оказалось слишком зависимым от политики и экономики: крах августа 1998 года прервал стажировку Марианы. В настоящее время её занятия с Надеждой Семёновной Шепелевой проходят под эгидой организованного бизнесменом и меценатом Владимиром Беланом ФОНДА “СТОРНиК”.

Михаил СЕГЕЛЬМАН

 
Переписка с фондом
Розы Понсейль